ФОЛЬКЛОР О СЧАСТЬЕ


Сообщение Карпенко Л.И. и Нечаевой-Зубец К.В. на XIII Международной конференции «Фундаментальные и прикладные исследования в современном мире». Санкт-Петербург, 17 марта 2016 г.

Произведения фольклора рассказывают, с чего начинается жизнь человека. Так, вековечный мудрец Никола Можайский в былине «Садко» [2] говорит юному герою, идущему из вечности (из Прави) в воплощение (в Явь): "Чернаву бери в замужество; и тогда ты, Садко, да счастлив будешь!" Это божественное откровение поведано во многих сказках. Например, в сказке «Мудрая жена» старец открывает юнцу секрет счастливого бытия: "Коли тебе богатства дать, ты, пожалуй, и бога забудешь; пожелай лучше жену мудрую". Пословица передаёт святые слова предков: "Не желай богатства, пожелай жену мудрую" [5]. Девица-красавица Чернава былины, жена мудрая сказок и пословиц и есть душа человека. Здесь и в других сказках чернава означает червонную, красную или прекрасную. Слова текста, выделенные курсивом, являются фрагментами текстов фольклора.

В мордовской сказке «Дуболго Печай» [8] поведан путь души из Прави в Явь. Юный герой повествования Виртян – отцовское семя. В начале странствия состоялась его встреча с душой-девицей. Близко к полночи душа, как спящий человек дышит. Полночь или ночь вселенной – это Навь, так в ведической традиции именуется потусторонний мир, царство смерти и образов, ещё не воплощённых в Яви. Матушка дала душе Виртяна имя Уцяска, то есть Счастье. Когда Виртян и Уцяска вышли из Нави и попали в избу Яви (в день вселенной), тогда душа и порхнула в сердечко Виртяна. Единение души и плоти – венец божественного творения, и это событие называется женитьбой на Счастье. Душа поселяется в земном доме – в сердце новорождённого, в этом и заключается счастье человека. Так и в нашей сказке, за что Виртян ни возьмётся, всякое дело у него спорится.

Советы мудрецов фольклора передают человечеству духовные и нравственные установки. Так сказка «Кощей Бессмертный» поведала юному герою истинную правду о счастье: о неминуемом в Яви единении души и плоти. В сказке «Правда и Кривда» правдивый научает криводушного, как найти своё счастье. Сказка именует правдивого сыном царским (божьим). "Кто правду ищет, того бог сыщет". Но криводушному этого не понять, поскольку он не желает жить по правде.

Вековечный мудрец башкирской легенды «Урал батыр» [4] тоже называет секрет счастливого бытия: "Если мы закон жизни нарушим, будем к безсмертию стремиться, не желая Смерти подчиниться, этим мы счастья не достигнем". Слова мудреца передают безусловное исполнение Закона коловращения Жизни [2]: "Прямо пойдёшь – женату быть. Налево пойдёшь – мёртвым быть. Направо пойдёшь – богату быть". Здесь первая запись Закона утверждает неминуемое единение плоти и души в Яви. Вторая и третья записи говорят о неизбежности очищения души в Нави, прежде чем попасть в Правь, где богату быть. Закон начертан на камне Алатыре – сакральном центре и утверждает коловращение души на просторах царств вселенной (Прави, Нави и Яви). Исполнение Закона осуществляет Урал-батыр – главный герой сказания. Оттого имя Урал-батыра, как и богатырей других родов, сохраняется фольклором на этапах (верстах) эволюции вселенской жизни. Традиция ведической Руси сказывает, что Закон коловращения Жизни писан богом Сварогом. Так в «Песне о побиении иудейской Хазарии Святославом Хоробре» поведано: "Сварожии скрижали Закон Жизни провещали".

В сказке «Охотник и змея» молвит душа: "Изыми, мужичок, меня из огня, из полымя; я тебя счастливым сделаю: будешь знать всё, что на свете есть, и как зверь говорит, и что птица поёт!" [2]. В сновидениях человека душа ежедневно совершает путешествия в царства ночи и вечности вселенной (в Навь и Правь). Душа понимает мысли жителей этих царств и общается с ними на птичьем языке. Когда человек просыпается, тогда душа птичьим языком рассказывает ему о своих ночных путешествиях. Птичий язык – это метафизический язык [6]. Знакомство с иносказаниями этого языка и анализ снов позволяют каждому научиться общению со своей душой.

В 1907 году Пришвин М.М. на Выгозере записывает причитанья народной жрицы Степаниды Максимовны [7].

Уж как сесть горюше на белую брусовую на лавочку,

Уж ко своей-то милой, любимой семеюшке,

Ко своей-то милой венчальной державушке,

Ты послушай, моя милая, любимая семеюшка:

Уж по сегодняшнему господнему божьему денёчеку,

Как по раннему утру утреному

Вдруг заныло моё зяблое ретивое сердечушко,

Вдруг налетела малолетна мала птиченька,

Стрепенулась на крутом на складном сголовьице.

Ты долго спишь, вдова, сирота бесприютная!

Как на раскат горе на высокой

Там рассажен сад, виноградье зелёное,

Там построено тёплое витое гнездышко,

Там складены тёплые кирпичные печеньки,

Там прорублено светлое косящато окошечко;

Там поставлены столы белодубовы,

Там скипячены самоварчики лужёные,

Там налиты чашечки фарфоровые,

Там дожидает тебя милая любимая семеюшка.

Так уж будь проклята малолетна мала птиченька!

Обманула меня, бедну вдову, горе горькое.

Как на той на могилочке на умершей

Не поставлено дивно хоромно строение.

Там повыросла только белая берёзка кудрявая,

Там не дожидает меня милая венчальная державушка:

Видно, уж отпало желанье великое.

Да уж как я подумаю, вдова, сирота бесприютная:

Уж как поразольются быстрые, струистые реченьки,

Уж пробегут эти мелки, мелки ручеёченьки,

Уж как поразольётся славно широко озерушко,

Уж как повыйдут эти мелкие белые снежёчеки,

Я проторю путь торну широко дороженьку

Я на раскат на гору на широкую

Да ко той-то милой умершей семеюшке.

Уж вы завийте, тонкие сильные ветрушки,

Уж разнесите эти мелкие жёлтые песочики,

Расколись и эта новая гробова доска,

Расколитесь, распахнитесь, белы саваны,

Уж покажись, моя милая любимая семеюшка!

Уж ты заговори со мной тайное единое словечушко,

Уж поразбавь, поразговори,

Самоцветный лазуревый камешек,

Уж как придёт тёмная зимняя ноченька,

Уж я заберу моих милых сердечных детушек,

Уж как закутаю тёплым собольим одеялышком.

Уж как погляжу на это умноженное стадо детиное,

Пуще злее досаждает, одоляет тоска-кручина великая.

Погляжу я в это светло косящато окошечко,

Как на эту раскатну гору на высокую:

Уж нейдёт, не катится моя милая, любимая семеюшка,

Уж, видно, так мне проживать-коротать свою молодость,

Не порой пройдёт да не времечком,

А пройдёт молодость горючими слезами".

Певунья горюет о том, что при смене этапов эволюции вселенной ушла божественная семеюшка на отдых в Правь, оттого и овдовела народная душа. Малолетна мала птиченька в ретивом сердечушке исполнительницы и есть сирота бесприютная – душа Степаниды. Слова песни переносят её душу и души слушателей из Яви к светло косящато окошечку Прави. Не могут они сдержать слёз благодати от встречи с родительской семеюшкой Сварога и Богоматери Лады, и виноградьем зелёным – людскими душами. Волшебные слова её песни изменяют состояние плотности пространства и времени царств вселенной, и птиченьки – души слушателей перелётывают из Яви через Навь под кутисе да под окошечко Прави. Там они любуются красотами божественного терема, зовут на Русь родительскую семеюшку Сварога. Желанье великое Степаниды заключается в том, чтобы завияли сильные ветрушки и начался новый этап эволюции.

При смене вёрст Илья Муромец, Добрыня Никитич, Дюк Степанович и другие былинные богатыри, в том числе и народные жрицы, прочищают для новых поколений торну широко дороженьку из вечности дома Прави в Явь. Обращается Максимовна к сакральному центру вселенной – самоцветному лазуревому камешку Алатырю. Её желанье великое призывает неминуемое, чтоб скорее закончилась ночь и наступил день вселенной. Степанида ощущает текущее состояние, в котором властвует холод ночи, потому она и кутает одеялышком души людейумноженное стадо детиное на пути новой версты. Ждёт не дождётся православная душа, когда же воспылает заря нового дня вселенной, а с ним прибудет вся родимая семеюшка Сварога. Степанида с надеждой смотрит на божественную обитель (на Правь). Но пока нейдёт, не катится милая, любимая семеюшка по белу свету Яви. Видно не времечко. Вот и приходится ныне душе народной Руси: "так проживать-коротать свою молодость".

Сварог в Ведах молвил [1]: "Знайте, будут последние годы – годы тяжкие и потрусливые! Скоро будет конец света белого!..

Люди русские, русичи, слушайте!

Почитайте друг друга, сын – мать и отца, муж с женою живите в согласии. Убегайте от Кривды и следуйте Правде...

Знайте, внуки Дажьбога, что русские боги не приемлют людских и животных жертв. Лишь плоды и цветы, зёрна, овощи, сурью. Сохраняйте в посты от съедения чрево. Берегите всегда от ограбления руки и уста охраняйте свои от хулы… Друг ко другу ходите, друга дружку любите, будет радостно вам – пойте песни богам".

В конце каждого этапа эволюции жизни родительская семеюшка Сварога уходит из Яви на отдых в Правь. В Пермском сборнике «Русские народные песни» П.В. Шейн приводит стенание народной жрицы.

Родимый ты, мой батюшка!

На что ты меня, горькую оставил,

Горькою оставил, сиротой несчастною?

На кого ты покинул сирот несчастныих?

Подломились мои ноженьки,

Опустились мои рученьки,

Изсушилось мое сердечушко!

В собрании «Песни» П.Н. Рыбникова вторит ей другая певунья.

Нам ведь где искать великаго желаньица.

Нам в твоём ли роду-племени сердечном,

Аль во своём ведь во хоромном строеньице?

Хоть долго нам плакать унывати,

А родителей в глаза нам не видити.

Тех, кто поёт обители Прави славу, называют православными или славутными певцами. Память фольклора хранит имена славутных исполнителей – гусляров Велесовых: вещих Бояна и Ходыни, волхва Садко, кобзаря Олексы и многих других. Они, как и Степанида Максимовна, целиком владели вниманием рода, уводили его к косящато окошечку Прави. Плакали слушатели от благодати встречи с родимой семеюшкой. Подобные впечатления отмечали Гильфердинг А.Ф. (собрание «Онежские былины»), слушатели семьи Рябининых и другие.

Учитель логики и психологии Барсов Е.В. в сборнике «Причитания Северного края» [3] записал 30000 духовных стихов народных певуний. Он даёт обобщённую характеристику народной жрице: "Чем богаче запас готовых оборотов и древних эпических образов, чем лучше обрисовывает она думы и чувства в животрепещущих явлениях природы, тем умильнее и складнее её причитанье, тем большим пользуется она влиянием и уважением среди народа… Она открыто высказывает думы и чувства, симпатии и антипатии, вызываемые таким или другим положением семейной и общественной жизни".

Народную жрицу ещё величают скорбящей душой или вопленицей, исполнение ею причети предваряет церемонию похорон. Песнопение причети сопровождает душу покойного через царство смерти в божественную обитель вечности. После очищения в Нави от земных страстей душа попадает на буёвку (на отдых в Правь), где и обретает нетленное богатство – безсмертие. Песни ведической Руси и по сей день простирают свои лебединые крылья над родными просторами.

Произведения фольклора – вне времени, они являются памятью рода и передают события прошлого, настоящего и даже будущего. Известным сюжетом на историческую тему является сказка о Финисте. Многочисленные её варианты повествуют о жизненном пути ясна сокола – народа Руси, и называют тех, кто пытается ему противостоять. Сказка «Поди туда – не знаю куда и принеси то – не знаю что» в заключение сказывает: "Собрался народ и начал стрельца просить, чтобы взял в свои руки всё государство. Он на то согласился" [2]. Во взаимном согласии народа и его богатырей утверждается счастье людского рода.

Итак, в пути из Прави в Явь плоть новорождённого получает душу в подарок, это событие и является счастьем и венцом божественного творения. После опыта бытия в Яви душа человека очищается в Нави от хлама пустых желаний, алчности, зависти и других земных страстей. Пословица подсказывает каждому: "Не наше счастье, чтоб найти, а наше, чтоб потерять" [5]. Тогда в ретивом сердечушке возгорается пламя, которое освещает душе дорогу направо – к окошечку Прави, где богату быть. Таким образом, счастье заключается не только в единении плоти и души в мире Яви, но и в знании обратного пути души из Яви через Навь в дом Прави. Пословица молвит: "Вовремени пождать, у Бога есть что подать" [5]. В вечности происходит встреча с божественной родительской семеюшкой, она озаряет душу неописуемой радостью и дарит ей безграничную благодать.

Литература

1. Асов А. И. Русские Веды. Звёздная книга Коляды. – М., 1996.

2. Афанасьев А.Н. Народные русские сказки. – М., 1985.

3. Барсов Е.В. Причитанья Северного края, – СПб., 1872-1, 1882-2.

4. Героический эпос народов СССР. – М., 1975.

5. Даль В.И. Пословицы русского народа. – М., 1994.

6. Карпенко Л.И, Нечаева-Зубец К.В. Словарь метафизического

языка. – М., 2014.

7. Пришвин М.М. Избранное. – М., 1977.

8. Самородов К. Т. Мордовские народные сказки. Саранск, 1978.

#статья