КАКИМ ЧЕЛОВЕК БУДУЩЕГО ПРЕДСТАВЛЕН В ФОЛЬКЛОРЕ


Сообщение Карпенко Л., Нечаевой-Зубец К. на VI Международной научно-практической конференции «ФУНДАМЕНТАЛЬНЫЕ И ПРИКЛАДНЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ» 17 июня 2014 г.

Чтобы узнать о человеке грядущего, прежде надо вспомнить, каким он был ранее. Например, сказка «Сивко-бурко» [2, т. II, с. 8] поведала характеристики людей на всех прошедших верстах (этапах) вселенной. В сказке молвится: "когда ещё наши деды не учились и пращуры не родились, а в некотором царстве, в некотором государстве жил-был такой старичок, который трёх своих сынов научил грамоте и всему книжному". В этом предложении показаны отличительные особенности человека на каждой из пяти вёрст (этапов) эволюции вселенной: деды и пращуры – это человечество на первой и второй верстах. Тогда они ещё не родились во плоти, поскольку существовали лишь, как идея, как образ. А три сына старичка – это воплощённое человечество на третьей, четвёртой и пятой верстах.

Курсивом отмечены тексты фольклора.

Вселенная в своём бытии проходит семь вёрст, фольклор хранит об этом память и представляет характеристики человека на всём пути эволюции жизни. В конце каждой версты батюшка, старичок или Отец небесный уходит на отдых в вечность. В его словах умру я поведано о смене вёрст вселенной. Он говорит сынам на сырой земле: "приходите ко мне на могилку читать". Да только старший и средний сыновья не могут исполнить наказа Отца, поскольку их бытие закончилось на третьей и четвёртой верстах. Младший же Иван – это отцовское семя, идущее в воплощение пятой версты вселенной. Удалец Иван исполняет наказ батюшки, он приходит на могилку и читает за себя и братьев, а читает он Книгу Вед. Так он постигает правду истинную родительского учения о коловращении души на дорогах царств вселенной.

Старичок на воплощённых этапах бытия трёх своих сынов научил грамоте и всему книжному. Так сказка поведала, что на третьей, четвёртой и пятой верстах вселенной люди владели грамотой. Прототипом Ивана является Иван Коляда, который читает людям Книгу Вед. А кто читает Книгу знаний, тот идёт по жизни с Учением батюшки.

Услышал Отец голос юного сына, вышел из домовины, стряхнул с чела сыру землю. Домовина – это духовная обитель, а слова услышал, вышел, стряхнул означают пробуждение батюшки из покоя вечности и начало пятой версты вселенной. Отец благословил Ивана в путь воплощения и подарил ему своего коня. В одном из текстов сказки Отец велел коню, чтобы тот служил Ивану, как мне служил. Езда на отцовской бурке – это умение управлять первородными началами: ветром-бурей, водой и огнём. Конь и есть первородные начала или ветер-буря из божьих уст батюшки. В начале каждой версты конь Буря волнует пространство окиян-моря – космическую бездну, из его ноздрей и ушей пламя пышет.

В фольклоре представлен конь златогривый, копыта его – серебряные, в каждой шерсточке по жемчужинке. Иван на Бурке совершает чудеса. Полетел он, что твой сокол, прямо к палатам царевны. Как огонь проскочил он через огненную речку, разделяющую царства вселенной, три раза скакнул он к окошечку царевны. Здесь три означает движение удальца из вечности через ночь к единению днём вселенной с царевной Прекрасной – со своей душой.

На первой встрече ещё в доме вечности удалец Иван метко нацелил и прямо в губки чмокнул Елену Прекрасную. Затем на второй встрече уже в доме Яви повела ясным оком царевна, осветила всех, увидела и узнала своего жениха Ивана в кафтане простом – во плоти. Тогда и случилось их единение.

В сказках и былинах вселенная представлена тремя царствами или мирами:

– царство вечности вселенной или духовный мир; в нём хранится идея вселенской жизни;

– царство ночи вселенной, царство смерти или невещественный мир; в нём представлен образ вселенной со всеми её жителями;

– царство дня вселенной, существенный мир, белый свет; в нём все жители воплощены в форме.

В пословицах молвится: "Есть – словцо, как мёд, сладко; нет – словцо, как полынь, горько. По естю и неть живёт. По естю старец и келью строит". В фольклоре старец – это Творец жизни, сам Всевышний. Естю – вечность вселенной, божественная обитель в ней-то старец и мыслит идею жизни. Нет или неть – ночь вселенной, в ней идея жизни развёрнута в образах. По этим образам старец и строит келью – день вселенной.

Отец небесный начертал Закон коловращения Жизни на сакральном центре вселенной – Алатыре камне: "Прямо пойдёшь – женату быть. Налево пойдёшь – мёртвым быть. Направо пойдёшь – богату быть". С той поры Закон записан в судьбе каждого, и все жители вселенной следуют его предписаниям. Первая запись обязывает душу пройти из вечности через ночь в день вселенной и приобрести опыт воплощения. С женату быть – с единения души и плоти начинается опыт человека в Яви. В фольклоре это событие именуется свадебным пиром. Вторая и третья записи Закона говорят о неминуемом возвращении души в вечную обитель. Но её путь налево из существенного мира в вечность проходит через невещественный мир. Душа на левой дороге освобождается от своей плотской одёжки, которая остаётся в барышах земли. С помощью ночного стража – бабы-Яги душа очищается во вселенской печи от земных страстей. И затем перелётывает направо – в вечнозелёный сад Ирий, где ей богату быть. Там-то она и обретает нетленное богатство – безсмертие.

В сказке о старших братьях Ивана – человечестве третьей и четвёртой вёрст молвится: "рослы и дородны". В эпосе многих народов упомянуто, что первые воплощённые люди были гигантами. Например, сказка о нартах «Прежние великаны» [1, т. I, с. 29] рассказывает о их богатырской мощи. Каждый из них мог сдвинуть огромный камень, подобное сейчас могут повторить лишь вместе 60 силачей текущей пятой версты.

Предание о нартах «Семь сыновей вьюги» [1, т. I, с. 93] утверждает, что человечество на третьей и четвёртой верстах вселенной из поколения в поколение делались мельче и слабее, пока не выродились на пятой версте в обыкновенных людей. В сказке «Сивко-бурко» о молодом народе пятой версты сказано: "как недоросточек, как защипанный утёночек, гораздо поплоше".

Мудрецы прошлого сохранили память о трёх воплощённых сынах Отца и представили их на обозрение нынешнему поколению: старшего сына – до 150 метров, среднего – до 12 метров и младшего – до 2 метров. Это их каменные изображения в горах Афганистана в 2001 году талибы расстреляли из пушек.

В ПРИМЕЧАНИЯХ [2, т. II, с. 389] Афанасьев отмечает многообразие сказки «Сивко-бурко»: "Сюжет широко известен во всех странах Европы. Его варианты учтены АТ (международный указатель) в сделанных в Северной и Южной Америке записях на французском, английском и испанском языках, а также в афро-азиатском (арабском, турецком, кавказском, индийском) фольклорном материале. Русских вариантов – 60, украинских – 41, белорусских – 14. Варианты, сходные с восточнославянскими и значительно отличающиеся от них, встречаются в фольклоре многих народов".

Сюжеты сказки «Сивко-бурко» говорят о том, что традиции народов Европы, Азии, Африки, Америки, как близнецы, подобны и дополняют друг друга. Выбор цитируемого фрагмента текста, записан в Курской губернии, обусловлен тем, что в нём даны характеристики людей на каждой из пяти верстах вселенной.

Сказка «Вещий сон» [2, т. II, с. 213] называет человека текущей пятой версты – пятилеток. Сказки поведали и о жителях грядущих этапов вселенной и назвали их шестилетками и семилетками.

Шестилетка – это образ человека ближайшего будущего, он представлен в русских сказках «Птичий язык», «Охотник и его жена» [2, т. II, с. 223, 224], сербской сказке «Язык зверей», марийской «Язык змей», эстонской «Заклинатель змей», тувинской «Анчы-Кара» и многих других. В них поведано, что шестилетки разумеют, о чём всякая тварь говорит.

В ПРИМЕЧАНИЯХ о человечестве шестой версты Афанасьев [2, т. II, с. 425] отмечает: "Кроме целого ряда вариантов на европейских языках, записанных в Европе и Америке, в АТ учтены турецкие, индийские, индонезийские, африканские варианты. Русских вариантов – 11, украинских – 25, белорусских – 9". Подобные сюжеты встречаются в латышских, азербайджанских, кабардинских, казахских, башкирских, татарских и сказках других народов бывшего СССР.

Фольклор передаёт знания и о тех, кто через десяток тысячелетий придёт на смену шестилеткам. Например, в сказке «Мудрая дева» [2, т. III, с. 19] названа особенность семилетки – человека седьмой версты: быть навечно счастливым. В этой сказке братья для разрешения спора обратились к царюОтцу небесному, а тот их отправил к людской мудрости: один пошёл к куме, а другой к семилетке. И каждый из них получил разные ответы.

Царь признал ответы семилетки и сказал отцу: "Дочь твоя мудра". Однако ответы семилетки пробудили царское любопытство, и он предложил ей новые испытания. В сказке намеренно указываются дни – сроки исполнения царских заданий. Седьмой день – это заключительный этап бытия нашей вселенной. Одёжкой души является плоть человека. Поэтому, чтобы исполнить царскую задачу, сбросила семилетка всю одёжу поутру седьмого дня. Её плоть осталась навсегда в барышах земли-матушки, а душа-птиченька перепёлкою порхнула в духовную обитель царя – в вечность.

Текст цитируемых фрагментов о семилетке был записан в Саратовской губернии. В ПРИМЕЧАНИЯХ Афанасьев [2, т. III, с. 371] указал на множество её вариантов: "Русских вариантов – 34, украинских – 29, белорусских – 11. Подобные сказки имеются в сборниках фольклора многих народов". Романовская цензура отнесла сказку «Мудрая дева» к числу "вредных по содержанию".

На седьмой версте наша вселенная закончит своё существование, и память о ней навсегда сохранится в архиве вечности. Далее же будет так, как поведано в пословице: "Осьмой день, что первый". Здесь упоминается правда истинная о продолжительности коловращения жизни нашей вселенной на семи верстах её эволюции, а осьмой день – это начало новой вселенной, с первого дня которой и на протяжении всех её последующих этапов будет по-прежнему утверждаться идея Жизни.

Треть бытия человек пребывает в состоянии сна. Во сне душа путешествует по дорогам царств вселенной, а её одёжка – плоть человека в это время спит на милой подружке подушке. Пословица напоминает: "Хлеб спит в человеке". Здесь хлеб – это опыт Бога в творении жизни, а сон человека – индивидуальный опыт его души. Божья благодать защищает человека во сне, потому пословица и молвит: "Мана манит, да бог хранит". Душа во снах повторяет несметное число раз переход из существенного мира в ночь и вечность вселенной, а затем отправляется в обратный путь. Под опекой божественной семеюшки возвращение из сна всегда происходит благополучно. Путешествия же души наяву в ночь и вечность вселенной происходят вне божественного покровительства и целиком зависят только от личного знания чудес царств вселенной. Такие странствия могут увести столь далеко, что обратный путь на белый свет будет затруднён. Из путешествия по окиян-морю можно и вовсе не возвратиться.

Повествование многих сказок ведётся от лица Я, и заканчивается предложением: "И я там был, мёд-пиво пил, по усам текло, в рот не попало". У Я нет формы, а потому нет усов и рта. Я – это нетленная душа: "безсмертное духовное существо, одарённое разумом и волею" [3, т. I, с. 1255]. Во многих сказках это "духовное существо" обозначено словосочетанием: душа-девица. Здесь девица является дополнением, которое подчёркивает божественную красоту души. Сказки её ещё называют птичкой-пташечкой, необыкновенной, невообразимой, неописуемой, ненаглядной красотой.

Душа, попадая в ночь вселенной, понимает язык жителей невещественного мира, а те понимают пришельца из существенного мира. В этом легко убедиться при анализе снов.

Волхвы поведали простую методику разгадки сна [4, с. 4,5]. Сначала надо запомнить сон, а это делается тогда, когда человек ощущает себя почти проснувшимся. После пробуждения необходимо вернуться в события сна и повторить их в памяти. В процессе описания сна его исследователь наяву входит в контакт со своей душой. Затем надо составить характеристику каждого субъекта и объекта сна. И спросить у любого из них: "Зачем ты?" И вообще можно задавать любые вопросы. Ответ последует без промедления, потому что отвечает на них твоя же душа. Текст сна, характеристики, вопросы и ответы лучше записать. Так потом будет проще возвращаться к конкретному сну. Обратившись в бывшее сновидение, человек тут же оказывается в картине ночного события. При этом он не задумывается, как случается туда его попадание. И он даже не догадывается, что при описании сна и полученных ответах используется метафизический язык. А владеет этим языком душа, к тому же именно она является участницей ночных событий.

Процесс распознавания сна позволяет человеку наяву общаться с собственной душой, знакомиться с загадочным языком сновидений, к образованию которого Пушкин и призывал Вяземского: "Пиши в тишине самовластия, образуй наш метафизический язык" [5, т. IX, с. 97]. Метафизический язык – это язык духовного, невещественного и существенного мира, им владеет душа человека. Этим языком душа рассказывает о сновидениях, им же писаны произведения фольклора, Веды, Руны и другие Книги знаний.

В статье на примере нескольких десятков выделенных курсивом слов показано, как образуется Словарь "нашего метафизического языка": старец, отец, батюшка, естю, неть, мёд-пиво, окиян-море, три, сын, деды, пращуры, старшие братья, удалец, домовина, молодой народ, сокол, обыкновенные люди, разуметь, пятилетка, шестилетка, семилетка, поутру, семь, конь бурка, навечно счастливый, Я, белый свет, душа-девица, ненаглядная красота, сбросить одёжу, перепёлка, седьмой день, осьмой день, первый день и др.

Знакомясь с мудростью предков можно значительно расширить Словарь метафизического языка [4]. Когда его содержание достигнет определённой наполняемости, тогда и откроется дверь в хранилище древних знаний.

Исследуя произведения фольклора, авторы выявили:

– традиции народов, как близнецы, подобны и дополняют друг друга;

– образ человека грядущего шестого этапа эволюции вселенной представлен в сказках Руси, Украины, Белоруссии, народов Кавказа, Башкирии, Казахстана, Тувы и встречается в мифах, легендах Европы, Азии, Африки, Америки. Шестилетки умеют общаться со своей душой, понимают языки птиц, змей и зверей, оттого и разумеют, о чём всякая тварь говорит.

Список литературы

1.Антология ингушского фольклора. – Нальчик, 2003

2. Афанасьев А.Н. Народные русские сказки. – М., 1985. Т. 1–3

3. Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка. – М., 1994

4. Карпенко Л.И., Нечаева-Зубец К.В. Словарь метафизического языка. – М.,

2014

5. Пушкин А.С. Собрание сочинений в десяти томах. – М., 1981

#статья