МЕТАФИЗИКА ФОЛЬКЛОРА



Статья Карпенко и Нечаевой-Зубец на XVI МЕЖДУНАРОДНОЙ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ «Современная филология: теория и практика» 2–3 июля 2014 г.

Вселенная в традициях родов человечества представлена тремя царствами или мирами:

– вечность вселенной или верхний, духовный мир; ведическая Русь его называет Правь. В царстве Прави хранится идея вселенской жизни;

– ночь вселенной или нижний, невещественный мир; ведическая Русь его называет Навь. В царстве Нави представлен образ вселенной со всеми её жителями;

– день вселенной или существенный мир; его называют Явь. В царстве Яви все жители воплощены в форме.

Пушкин в 1822 г. отправляет Вяземского к неувядаемому источнику фольклора: "Пиши в тишине самовластия, образуй наш метафизический язык". Здесь Пушкин предлагает другу, по воле души использовать метафизическую лексику для познания мира.

В Толковом словаре (ТС) В.И.Даля дано определение МЕТАФИЗИКИ – "Ученье о мире невещественном, существенном и духовном".

Слова в названии статьи МЕТАФИЗИКА и ФОЛЬКЛОР неразрывно связаны. МЕТАФИЗИЧЕСКИЙ ЯЗЫК – это язык духовного и невещественного мира. Словами этого языка фольклор представляет события Прави и Нави. И они в статье выделены курсивом.

Например, в пословицах молвится: "Есть – словцо, как мёд, сладко; нет – словцо, как полынь, горько. По естю и неть живёт. По естю старец и келью строит". Здесь старец – Творец жизни, сам Всевышний. Естю – Правь или духовный мир, в нём старец мыслит идею жизни. Нет или неть – Навь или невещественный мир, в нём идея жизни развёрнута в образах. По навьим образам старец и строит келью – Явь или существенный мир. Так пословицы кратко характеризуют Правь или естю, Навь или неть и Явь или келью.

Ярославская колядка знакомит с духовным миром.

Мы искали двора господина своего;

Господинов двор на семи верстах,

На семи верстах, на осьми столбах.

Посреди двора, посреди широка,

Стоят три терема.

Три терема златоверхие;

В первом терему – красно солнышко,

Во втором терему – часты звёздочки;

Сам хозяин в дому, господин в терему,

Хозяюшка в дому, госпожа в высоком

Молодыя девушки в дому, что орешки во меду

Виноград, красно зелёная моя…

Колядка именует своего героя Искателем двора Прави. Он путешествует по мирам Яви и Нави, а затем попадает в Правь на широкий двор родительской семеюшки: госпожи Лады – Великой Богоматери Руси и господина Сварога (Истварога) – русского Бога. Жизнь вселенной измеряется верстами, и они составляют семь этапов её бытия. Искатель ищет Господинов двор на семи верстах, на осьми столбах. Печной столб – принадлежность вселенской печки, каждый из столбов соответствует конкретному этапу бытия (версте), а осьмой столб указывает на непрерывность жизни. Песня Зимних Святок передаёт описание двора (дома, царства) Прави, этой картине многие миллиарды лет, а точнее – она даже вне времени. И можно только удивляться, как долго молодые девушки в дому вечности – нетленные людские души, что орешки во меду или виноград хранят память о родительской обители.

В сказке «Об Иване-царевиче, жар-птице и о сером волке» поведано, что в чистом поле Прави, на зелёных лугах гуляет конь златогривый. В вечнозелёном саду – в Ирии растёт яблоня с золотыми – молодильными яблочками, в золотой клетке сидит жар-птица, а за золотой решёткой прогуливается душа-девица. В вечности построены палаты белокаменные, поставлены столы белодубовы.

А вот как певунья Степанида Максимовна (из собрания М. Пришвина) знакомит с картиной вечности: "Как на раскат горе на высокой там рассажен сад, виноградье зелёное, там построено тёплое витое гнёздышко, там складены тёплые кирпичные печеньки, там прорублено светлое косящато окошечко; там поставлены столы белодубовы". В Прави располагается тёплое гнёздышко родительской семеюшки Сварога. В вечнозелёном саду Ирии находится виноградье зелёное – вечно юные людские души. На столах белодубовых, накрыты скатерти браные, а на них яства и приправы – родительское учение, которым Сварог угощает виноградье зелёное. В тёплых кирпичных печеньках горят особые дрова – первородные начала: ветер-буря, вода и огонь. С их помощью творится и переновляется жизнь. В доме Прави прорублено светлое косящато окошечко из него-то и видны Навь и Явь.

Навь или ночь вселенной или невещественный мир – мрачное и холодное царство, в нём находятся образы всех жителей вселенной. В годовом круговороте Навь отождествляется с Зимой, в пословице так и поведано: "Зима с навьего гнезда снимается – на Русь собирается". Песня Степаниды Максимовны вторит пословице и называет Навь тёмной зимней ноченькой. В Нави находится дворец Кощея. Но навьи жители не имеют плоти и представлены только в образах, поэтому Кощей состоит только из костей. Слова, начинающиеся с букв нав, несут признаки царства смерти. Например, навий – мертвец, навья-косточка – мёртвая кость. Воскрешение из царства смерти отмечено поговоркой: "И из навий встают". Поминальный день на Перуновой неделе, Радунице, Зелёных святках и других родительских праздниках называют навий день, навьи проводы. Наворожить – означает поведать о событиях Нави, которые потом случаются в Яви. Если что-то привиделось, тогда говорят: "Что-то мне навадилось". Пословица сказывает: "Кто тучу наводит, тот и солнышко", а наводит тот, кто умеет странствовать по мирам вселенной. Путешествие в Навь и Правь – это сон (безвременье по сравнению с мерами Яви). "Сонный человек – что мёртвый!" – молвит душа-девица в сказке «Об Иване-царевиче, жар-птице и о сером волке». Многие произведения фольклора повествуют о событиях навьего двора, в котором караульные крепко спят.

В существенном мире или днём вселенной все его жители воплощены. Люди хорошо знают царство Яви, поскольку живут в нём. Картины Яви описаны множеством художественных произведений.

Небылица или сказка «Не любо – не слушай» или «Не хочешь – не слушай» [1, т.III, 150-151] рассказывает, как идея жизни воплощается в форму. Пословица поясняет происхождение этого жанра сказки: "Небылица в лицах, найдена в старых светлицах, оберчена в чёрных тряпицах". Эта сказка в лицах и устами Я поведала об очень древних событиях, потому и найдена она в старых светлицах вечности, где хранится опыт предыдущих вселенных, оберченный в чёрные тряпицы. Другая пословица уточняет: "Всякая небылица в три года сгодится". Три – это путь через три царства: от идеи жизни до создания её образа, а затем и её воплощение. Здесь и далее курсивом отмечены тексты произведений фольклора.

Само название небылицы намекает на её необычность и не многие желают знакомиться с её содержанием. Небылица является жемчужиной народной словесности. Существуют тысячи её вариантов в русском, белорусском, украинском, мордовском, чувашском, ингушском, марийском и сказках других народов. Начинается небылица следующими словами: "Жил я с дедушкой, а батька мой тогда ещё не родился; по тому самому, как начался свет, – было мне семь лет". В этом предложении каждое слово – на вес золота. Здесь дедушка – Творец вселенной, Всевышний. Внук Я вместе с дедушкой творит жизнь. Я – это нетленная душа человека, которая является безсмертным жителем на каждом из всех семи лет (этапов, вёрст) вселенной.

Дед и Я жили в большом доме вечности, плотность пространства и времени этого дома такова, что идея вселенной со всеми её жителями умещается лишь в одном кирпичике, потому-то и взглянуть было не на что. Однако в задумках Деда вселенная столь велика, что её и глазом не окинешь. Время в кирпичике дома Прави – это вечный сон, в его состоянии абсолютного покоя дремлет идея жизни. Когда же зашумели в вечности ветра из божьих уст, тогда и начался процесс творения образа вселенной. "Мир – вселенная; вещество в пространстве и сила во времени" [2, т.II, 862]. Ветра из божьих уст или первородные начала (ветер-буря, вода и огонь) и есть "вещество" кирпичика дома Прави, возбуждаясь, они меняют плотность пространства и времени, в результате лопается яйцеклетка вечности вселенной и рождается ночь вселенной.

Время в Нави – это тоже сон, но в состоянии предрассветного пробуждения, в нём включена программа, по которой создаётся образ вселенной. Потому в характеристике длительности ночи вселенной молвится: "ни много, ни мало прошло времени". В конце навьей недели наступает пора воплощения вселенной и её жителей. Но для этого необходимо вновь подкинуть первородные начала – дрова во вселенскую печку. Потому Я небылицы и отправился за дровами.

Поход в навий лес закончился странной историей. Я перерубил серую лошадь пополам. Здесь серая лошадь – это Луна. Так родился ясный Месяц. Последующее соединение его половинок в целое свидетельствует о фазах Луны. Земля на ту пору была ещё не проявлена, оттого и была невидима. Было тогда лишь совсем немного глины, которая использовалась дедом и я для сращивания двух половинок серой лошади. С той поры образ ясного месяца всегда присутствует в навьем доме, а его шкура – светлая оболочка висит на звёздном потолке дома Яви. Поэтому я и говорит: "Лошадь-то дома, а шкура в барышах осталась". Создание же шкуры или формы человека было ещё впереди. Сказки рассказывают, как в процессе эволюции ночи вселенной, меняется образ будущих жителей Яви.

Вторичное возбуждение первородных начал меняет плотность пространства и времени навьей деревни, в результате рождается воплощённая жизнь. Теперь мир состоит из царств Прави, Нави и Яви. Тогда время и разворачивается в прошлое, настоящее, будущее. Когда закрутилось событие воплощения, тогда Я небылицы прыгнул наземь с дуба (символ Прави), да и погряз в трясине. Землю только-только вытащили из ночной бездны моря (просторов вселенной), она ещё и просохнуть-то не успела от родовых вод, потому первые жители земли глубоко увязли в ней, как в болоте. Шёл процесс формирования Яви, проходили её дни (этапы, вёрсты). Сидит Я в трясине воплощения день, два и три: волоса ветром разбило. Тут-то и прилетела утка, свила на голове Я гнездо и снесла яичко... на другой день второе... Вскоре наш герой сумел с помощью волка выбраться из болота. Тогда дед засмеялся, я захохотал; тут и батька мой родился. Счастливый смех деда и хохот я знаменуют венец творения: пришёл в Явь батька – человек во плоти.

Небылица поведала, что Я не только божественный внук Деда (Свят Духа), он же и есть нетленный Сын, который наблюдает рождение своего батьки. Отсюда и пошло выражение: Отец, Сын и Святой Дух.

Незабываемое творчество Деда и Я, поведанное в небылице, позволяет заглянуть от начала начал в чудеса вечности и ночи вселенной. В вечности нет лжи, зла, болезней и других земных пороков, там находится божественная родительская обитель (дом Прави), в её вечном архиве хранится правда истинная о творении и этапах вселенной. Её-то и передаёт вековечный мудрец Я. От лица Я ведётся повествование многих сказок, о чём молвится в самой их концовке: "И я там был, мёд-пиво пил, по усам текло, а в рот не попало".

Я настраивает слушателя на шутливый лад и плетёт небывальщину. А кто владеет метафизическим языком, тот понимает её мудрость. В тексте небылицы используются более 40 таких слов, их смыслы переданы в Словаре метафизического языка [3].

Пушкин знал фольклор ведической Руси, поскольку был воспитан в отеческой традиции, которую ему передала Арина Родионовна. Поэтому в его произведениях широко используется метафизическая лексика. Например, только в тексте Посвящения к поэме «Руслан и Людмила» он применяет более 20 таких слов. В 1822 г. Александр Пушкин в письме из Кишинёва в Москву обращается к Петру Вяземскому: "Пиши в тишине самовластия, образуй наш метафизический язык" [4, т.IX, 97]. Кто "образует" такой язык, тот проникает в тайны традиции.

Словарь метафизического языка включает тысячу слов. Некоторые из них имеют несколько значений, они определяются передаваемым смыслом предложения или даже в целом фольклорного сюжета. Например, многие сказки начинаются со слов: "У Отца было три сына". В этом предложении четыре ключа и они входят в состав Словаря. Отец – это Всевышний, он же Бог, Творец, Царь, Государь, Создатель, Дед, Свят Дух, Господь и др. Он отправляет сынов из вечности в путь воплощения и определяет каждому конкретное задание. Слово было отсылает к очень давним временам: до начала начал, ещё до того, как задули ветра из божьих уст. Три указывает на этапы эволюции вселенной. А сын – это человек на одном из этапов, по результатам поступков каждого из трёх сыновей можно определить, о каком периоде бытия вселенной идёт речь.

Отец небесный начертал на Алатыре камне Закон коловращения Жизни: "Прямо пойдёшь – женату быть. Налево пойдёшь – мёртвым быть. Направо пойдёшь – богату быть". С той поры Закон записан в судьбе каждого, и все жители вселенной следуют его предписаниям. Здесь первая запись обязывает душу пройти из Прави через Навь в Явь и приобрести опыт воплощения. С женату быть – с единения души и плоти начинается жизнь каждого в Яви. В фольклоре это событие знаменуется свадебным пиром. Вторая и третья записи Закона говорят о неминуемом возвращении души в вечную обитель. Душа на левой (навьей) дороге освобождается от своей плотской одёжки, которая остаётся в барышах земли-матушки. С помощью навьего стража – бабы-Яги душа очищается от земных страстей в горниле вселенской печи. И затем перелётывает направо – в вечнозелёный сад Прави, где ей богату быть. Там-то душа и обретает желанное богатство – безсмертие.

Фольклор во всей полноте раскрывает понятие души, оно же отражено и в Толковом словаре Даля: "безсмертное духовное существо, одарённое разумом и волею" [2, т.1, 1255]. Каждый при выборе пути руководствуется разумом и волею.

В статье курсивом обозначены слова, которые и образуют лексику метафизического языка: Отец, Бог, Дед, Я, прямо пойдёшь, женату быть, налево пойдёшь, мёртвым быть, направо пойдёшь, богату быть, свадебный пир, старые светлицы, чёрные тряпицы, три года, правда истинная, начало начал, батька, свет, семь лет, большой дом, один кирпичик, сон, взглянуть не на что, мёд-пиво, серая лошадь, перерубил пополам, наземь, дуб, земля невидима, болото, трясина, море, лошадь-то дома, шкура и т.д.

Словарь метафизического языка является ключом к общению со своей душой, способствует разгадке судьбы человека, знакомит с чудесами царств вселенной.

Список литературы.

1. Афанасьев А. Народные русские сказки. – М., 1985. т. 1–3

2. Даль В. Толковый словарь живого великорусского языка. – М., 1994. т. 1–4

3. Карпенко Л., Нечаева-Зубец К. Словарь метафизического языка. – М., 2014

4. Пушкин А. Собрание сочинений в десяти томах. – М., 1981

#статья